Вот уже 15 лет молчу, что муж — отец не всех моих детей. Одна из двойняшек должна была попасть в дом малютки

Секрету моему уже 16-й год идет.

Дело было в глухой деревушке, откуда идет род моего мужа. Бабушка его живет на Алтае, уезжать отказывается. Родителей у мужа давно нет, у нее один он остался, внук. Бабуля, конечно, крепкая была, но в том году расклеилась, поехали мы к ней, просто рядом побыть. У меня декрет, до родов еще месяца два. Муж заверил: если что случится, он тут же примчится. А ближе к родам уже я сама отправлюсь в родной город с хорошим роддомом.

Только вот редко все по плану идет.

Бабушка оклемалась быстро, снова захлопотала и по огороду, и по дому.

  • Не собираюсь еще, — хохочет звонким молодым голосом, — никуда. Мне еще на правнука посмотреть надо, как заговорит, как в школу пойдет. А ты тут сиди, раз приехала, куда тебе торопиться? Дыши воздухом свежим, пей родниковую воду. Кушай с огорода, молоко парное пей. Пусть ребенок крепким родится, как муж твой.

Я и не спорила, светлая у нас была бабушка.

Не знаю уж, от парного ли молока или от воды родниковой сынок мой решил поторопиться. Еще полторы недели ходить, а он уже выкарабкивается.

Не поверите, в роддом до ближайшей деревни я на телеге ехала.

Врачи даже не удивились, что без пожитков, у них там нравы простые, душевные. Приняли, как родную.

А вот на соседку мою косились.

Мы с ней, успели пообщаться, хорошо ее помню. Девчонка простая, местная. Родители выпивали, она в детдом угодила. Вышла, вернулась — их уже и на свете нет. Она молоденькая, без родни совсем, дом заколоченный стоит. Деваться некуда, поселилась. Устроилась на работу, ну и понятно, чем дело кончилось.

Наивная девочка, роман скоротечный.

Ухажер жениться не захотел, зачем ему нищая невеста? Родители его на учебу определили сразу, подальше, а она выживала, как могла, голодала, но ребенка оставила.

Нравы в деревне суровые, труд тяжелый, сторонились ее бабы, боялись за мужей.

В общем, не спасли ее в родах. Страшная история.

Я качала своего сыночка, смотрела на малышку соседки. Красивенькая крепенькая девочка получилась. Но куда ее теперь?

  • Да никуда, в детдом, — вздохнула врач. — Вся деревня знает, чей ребенок, но к ним подступиться не выйдет. У них уже давно спланировано, и где учиться, и на ком жениться.
  • А заставить? Можно же добиться, доказать по суду.
  • Сыночек этот тут успел наследить, не нужны ему дети. Не первый случай. Нельзя ребенка насильно всучить, а ссориться с папашей тут никто не рискнет…

Я смотрела на малышку в ужасе. Не успела родиться, уже сирота. Кому-то всего хватает, а кто-то с детства на дешевой смеси. Кстати!

  • А давайте я ее покормлю, молока вон сколько… Хоть как-то поддержать кроху, все здоровее будет.

Так я начала кормить двух малюток. И поняла, что не могу выпустить из рук эту девочку, такую нежную, такую одинокую. Что ее ждет, какая судьба? Ведь не от маргиналов родилась, родители молодые, без зависимостей.

Пошла я к врачу, села. Спрашиваю,

  • А можем мы сделать так, чтобы малышка эта умерла?
  • Я поняла, — протянула врач задумчиво. — Умрет.

И малышку эту оформили, словно погибла во время родов вместе с матерью. А у меня, по тем же документам, родились близнецы.

Можно было и по закону делать, бегать по всяким службам справки собирать, но это время крошка болталась бы по казенным домам. Теряла здоровье и волю к жизни. Нет уж.

Да и с семьей объясняться не хотела, кто знает, что скажет муж.

Дело было подсудное, конечно, но в глуши той 16 лет назад ни техники еще компьютерной не было, ни интернета нормального. Даже узи-диагностики не было, что оказалось мне на руку, близнецы не оказались чем-то невозможным.

Зато все друг друга знали, или одноклассники, или родня.

Девчонку погибшую все жалели, пристроить ребенка в семью — доброе дело.

На вознаграждение никто не намекал, это я уже потом для отделения спонсоров организовала.

Встречали меня муж и бабуля, я уже матерью близнецов вышла. Решила, сразу расскажу, а все никак момента подходящего не могла подобрать.

Бабушка посмотрела хитро,

  • Этот наш, сразу видно. А девчонка не в нашу породу, — и тут же сменила тему, — горе-то какое случилось, видела ту девушку?
  • Мельком, — отозвалась я, — как-то не до знакомств было. А дочка в нашу породу. Дед у меня такой был, да и что вы тут за намеки делаете? Не бывают близнецы от разных отцов!

Так и не нашла подходящий момент. То ждала, пока домой вернемся, потом дети заплакали. Вот дочка приболела, вот мужа в командировку дернули.

Вскоре поняла, теперь он будет возмущаться, что не рассказала сразу…

Призналась только, когда дети паспорта получили. Меня пугало, что ДНК сейчас по любому поводу проверяют, доступный стал тест. Собралась с духом, села и выложила мужу, как все было.

  • Да я давно знаю, — усмехнулся он, — ты думала, в деревне можно такой секрет утаить?

Оказывается, ему еще бабушка велела помалкивать. Дети чужими не бывают, и лишними тоже. Думаем теперь, рассказывать дочке или нет. Что посоветуете?

Оцените статью
Вот уже 15 лет молчу, что муж — отец не всех моих детей. Одна из двойняшек должна была попасть в дом малютки
Анастасия Волочкова решила взять Примадонну под заботливое крылышко: “Никому не дам ее называть плохими словами”